Общее·количество·просмотров·страницы

вторник, 30 июня 2009 г.

Интервью с Полом Гонсалесом (Blue Demon)


«ПОД НАШУ МУЗЫКУ ВСЕ ЕЩЕ МОЖНО РАЗБИТЬ КОМУ-НИБУДЬ ГОЛОВУ»

Появление Blue Demon - яркой, изобретательной и очень ироничной сайко-группы из Ливерпуля, лишний раз подтверждает, что билли по-прежнему живее всех живых. Группу такого уровня дарования и харизмы все мы давно ждали. Блестящее выступление "демонов" на последнем фестивале "Украбилли-Выбух" только подтвердило всеобщее подозрение: Blue Demon - новые некоронованные короли сайкобилли.

Название группы как-то связано со знаменитым рестлером?

Да, конечно. Одно из моих главных увлечений - часами смотреть дешевые странные фильмы. Так случилось, что время создания группы совпало с нашим открытием мексиканских ужастиков 60-х годов.

Lucha Libre не очень известен в Великобритании, но наше появление на сцене в маске доктора Вагнера имеет тенденцию притягивать внимание аудитории. Мы ничего не хотим украсть у легендарного Blue Demon . Мы просто отдаем дань маленькому пареньку с огромными руками.

Расскажите вашу краткую историю.

На данный момент мы играем вместе с 2003 года. Сайкобилли – более-менее «мертвая» сцена в Ливерпуле. Поэтому мы решили, что настало время попробовать побороть грязное хардкор-металлическое течение в городе.

Как вы можете описать свою музыку? Это сайкобилли?

Я уверен, с этим можно поспорить. В основном это действительно быстрая музыка с безумным, прорывающимся слэпом контрабасом. Мы старались акцентировать внимание на «билли»-аспекте музыки. Лично я уже устал от сайко-музыки с панк-металлическим уклоном, которая была популярна в середине 90-х.

Мы добавили свингующие ударные и серфовые штуки и стараемся держаться как можно дальше от старого скучного 12-тактного ми-минора.

Кто больше всего повлиял на вас?

Мы слушаем разную музыку – и чем страннее, тем лучше. Крис, закоренелый тедди – все от Чарли Физерса до Cavan. Дэйв – большой фанат Джимми Роджерса и Лонни Донегана. Я впечатляюсь гаражным панком и инструментальным серфом, например Дирком Доулом.

Что касается сайкобилли, мы все любим The Meteors, Torment, The Sharks и The Hangmen. Мне бы еще хотелось упомянуть Sin Alley и Hi-dramatic. Это тоже замечательные группы.

Ваш первый альбом вышел на студии Mimashima Records. Что вы можете нам о ней рассказать?

Mimashima – идеальный лэйбл для нас. Локальная студия, основанная людьми, которых мы знаем и которым доверяем. На некоторых студиях выпуск диска – это его похороны. Забираешь свои 10% и Fuck you very much! Сцена выходит из гетто и большим лэйблам приходится с этим считаться.

О чем тексты ваших песен?

Ну, мы не очень хотели продолжать с любимой сайко-темой про монстров, зомби и оборотней. Поэтому, в основном застряли в традиционно рокабилльных темах пьянства и женщин, разве что в более горьком направлении.

У нас есть песня «Turpentine». Она о том, как ты покидаешь свою леди ради жизни с выпивкой в сточной канаве.

Другая композиция, «Her love is disfiguring» о том, как ты встречаешь свою психованную бывшую подружку с ее новым парнем. Они смеются, но ты-то знаешь, через что ему предстоит пройти!

Новая композиция, названная «Yeah you know is right», описывает трудности, через которые мы прошли, устанавливая декорации с другими группами и их помощниками!

Что собой представляет сайкобилли-сцена в Ливерпуле?

Как я уже говорил, сайкобилли было мертвым у нас долгое время. В начале 90-х было несколько групп, но они вымерли, как динозавры. Но сайко постепенно возрождается. На данный момент – мы единственная сайко-команда в Ливерпуле, хотя я верю, что еще несколько на подходе. Единственные, кто с нами схож – это Zombina и The Skeltones. Хотя они не играют сайко, но у них много общего с сайко-группами.

Какие у Blue Demon будущие проекты?

Как выздоравливающие алкоголики, мы существуем здесь и сейчас. Пока никаких грандиозных планов. Хотя несколько концертов вне этой дерьмовой страны не помешали бы. Хорошо бы еще заработать – ждем, не дождемся.

Какие ты слышал рокабилльные и сайко-группы из Украины?

Однажды, где-то в середине 90-х, ко мне в руки попал первый альбом Mad Heads. Это был великий альбом, очень-очень странный, но тем не менее, великий. Они очень серьезно выделялись из общей массы, особенно на фоне европейского сайкобилли, которое звучало все тяжелее и тяжелее за счет смешения с металлом и панком. Стыд и позор, что в итоге Mad Heads превратились в ска-группу! Один из них недавно давал интервью по BBC о том, как живется простым украинским парням.

Кроме Mad Heads, нам довольно симпатичны Cheeky Benders. Они просто отлично звучат!

Как ты считаешь, чем украинская сайко-тусовка отличается от английской?

Мы встретили рокабилльного посланца из Украинцы – мистера Шафранека, на нашем выступлении в Британии в прошлом году. От него мы узнали, что украинское рокабилли-сообщество более молодое и гораздо более инициативное. А еще Шафранек танцует так, как будто в нем сидит Дьявол!

Что бы ты посоветовал зрителям, которые услышат твою музыку впервые?

Просто танцуйте! А если не умеете, то хотя бы сделайте вид, что танцуете!

Пара последних слов?

Мы закончим интервью так: сайкобилли – это не стрижка или пара стильных ботинок, купленных на eBay. Это не точка между ска-направлением и «новым романтизмом» или всем тем, что большие «инди»-лэйблы пытаются и продают озадаченным модой альтернативным подросткам.

Сайкобилли всегда было здесь, ребята, просто вы не знали о нем, пока все ваши друзья не увлеклись им!

Прослушать композицию "Who's Sorry Now" с последнего мини-альбома Blue Demon:



Посмотреть концертное видео:



Самый свежий диск ливерпульцев вы можете купить у нас - для этого достаточно оставить комментарий со своими координатами

среда, 24 июня 2009 г.

Интервью Криса Чейни (Livin’ End) с Брайаном Сетцером

«СПАСИБО, ЧУВАКИ!»

Брайан Сетцер: Я очень рад, что именно ты берешь интервью, Крис. Мне гораздо лучше говорить с тобой, чем с журналистом, который просто делает свою работу. Это позволяет не говорить о мелочах.

Крис Чейни: Третий лишний. Мне так нравится говорить, о том, что вы, парни, снова возвращаетесь в Австралию.

Брайан Сетцер: Сейчас самое время для этого.

Крис Чейни: По этому поводу ходят разные слухи. Я не думаю, что люди ожидали вашего возвращения. Последний раз вы тут были в 1990 году во время Let's Go Faster-тура, мне кажется.

Брайан Сетцер: Я думаю, ты прав, 17-18 лет назад. Давненько…

Крис Чейни: Сохранились ли у тебя какие-нибудь воспоминания о том туре?

Брайан Сетцер: Ты знаешь, на ум всегда приходят самые плохие воспоминания. Я помню историю с Барнси. Мне кажется, его жена захотела придать его внешности немного стиля - ей всегда нравилось, как выглядят Stray Cats. Она спросила, может ли она одолжить у меня бриолин, я сказал, «Да, без проблем, возьми мой «Royal Crown».

Что сказать… Эта херня просто ослепила Барнси! Судя по всему, эта штука попала ему в глаза. У него началась очень сильная аллергическая реакция. Я помню его в аэропорту на следующий день в повязке на глазах, и когда я спросил его: «Что случилось?», он ответил: «Твой бриолин временно ослепил меня».

Я себя ужасно чувствовал. Это была просто баночка с бриолином.

Крис Чейни: Ты знаешь, то же самое случалось и со мной. Мы были в Британии в прошлом году, и в конце тура мне пришлось искать фотальмологическую больницу в Манчестере. Мы вынуждены были отменить одно шоу, и это было совсем не прикольно.

Я думаю, что могло следствие комбинации красной краски, лака для волос и прочего мусора. Это был летальный коктейль.

Брайан Сетцер: Мы парни, а что с нашими волосами!

Крис Чейни: Я думаю, что этот австралийский прощальный тур будет необычным. Все так счастливы видеть вас снова, парни, но есть еще ощущение того, что все происходит в последний раз.

Брайан Сетцер: Это необычно и для нас тоже. Это клево, просто сказать «Пока!» Я люблю своих парней, и я люблю группу. Я всегда думал, что когда мне будет 50 лет, никаких туров я уже проводить не буду. Мне не нужно тебе рассказывать – ты ждешь в аэропорту, твой рейс задерживается, ты летишь 14 часов, приземляешься, застреваешь в пробке, селишься в отель, а сервис обслуживания комнат не работает.

Я просто не могу этого больше выносить, ты понимаешь?

Крис Чейни: Да, мне знакомо это чувство. Мне не приходилось ездить в турне настолько долго, как тебе, но меня это уже очень изматывает.

Брайан Сетцер: Именно. Я без остановок ездил в турне 30 лет, постоянно путешествуя по миру. Мне надо немного притормозить, посмотреть, как растут дети. Я не собираюсь прекращать играть, но туры – это уже немного не для меня.

Крис Чейни: Справедливо. Я хочу вернутся немного назад. Я не уверен, что много людей знают об этом, но когда вы были тинэйджерами, вы собрали вещи и двинули в Британию в поисках успеха. Насколько вы были уверены в своих силах? Думали ли вы о провале?

Брайан Сетцер: Это было похоже на приключение Гекльберри Финна: трое пацанов спускаются на плоту по реке. Слово «рокабилли» еще не вошло в наш словарный запас, мы не знали, что это такое, но мы любили музыку, которую мы слушали. Даже американцы не знали, как это называется, хотя термин «рокабилли» был придуман здесь, Джинном Винсентом и Эдди Кокреном.

Никто в США не знает, кем они были, даже наши мамы и папы ни разу не слышали о них. Однажды я взял британский журнал, и в нем была фотография парня на обложке, который выглядел как я, и там я прочел слово «рокабилли». У парня были серьги и татуировки, и я сказал: «Боже мой, это где-то существует, эта штука, которую мы делаем, происходит где-то в мире». И мы решили, что обязательно поедем туда, где люди знают, что такое «рокабилли».

Крис Чейни: Вы, наверное, думали, что вы можете поехать В Англию и играть для большей аудитории, но вы наверняка не рассчитывали делать хиты для Тор-10.

Брайан Сетцер: О, нет, все это были только мечты. Лондон казался местом, где много чего происходит. Мы были просто маленькой группой из Штатов, играющей в барах. Мы почти провалились, мы жили там месяц, и у нас почти не было денег. И тут внезапно все взорвалось.

Крис Чейни: Я помню, мы были в Штатах некоторое время тому назад, и Слим Джим пришел посмотреть на нас в House of Blues в Лос- Анджелесе. Он мне рассказывал, как вы прибыли на таможню по отдельности, но по тому, как вы выглядели и как одевались, было очевидно, что вы вместе. Несмотря на ваш подозрительный внешний вид, таможенники все равно вас пропустили.

Брайан Сетцер: Мы все были в рокабилльном прикиде, в розовых рубахах, с коками и с контрабасом в придачу.

Крис Чейни: Такие люди, как Роберт Плант и «Роллинг Стоунз» специально приходили на ваши выступления в Лондоне, чтобы вас увидеть. Я знаю, что вы подружились с ними, но это, наверное, была поворотная точка к сумасшествию.

Брайан Сетцер: О, да. Это было сумасшествие. Роберт Плант - один из самых приятных людей, которых ты можешь встретить, не говоря уж о других рок-звездах - настолько он приземленный человек. Он пришел к нам за кулисы в Бирмингеме и сказал: «Я люблю вашу группу». Я не думаю, что он когда-либо пропускал шоу, которые мы играли в Лондоне. Он отменил шоу на радио, чтобы прийти поиграть в софтбол у меня во дворе. Моя мама в него влюбилась, она сказала: «Он такой симпатичный». Она любила его манеры, но я-то знаю, что это у Роберта такой способ произвести хорошее впечатление на мам.

Крис Чейни: Я хотел поговорить о вашем звуке и вашей энергии, парни. В таких песнях, как «Runaway Boys» и «Rumble in Brighton» вы звучали, как голодная панк-рок группа, но при этом панк-группа, которая могла круто играть. Сыграла ли лондонская паб-сцена свою роль в создании вашего индивидуального звука?

Брайан Сетцер: Это хороший вопрос, Крис. Она на нас повлияла постольку, поскольку. Когда я услышал панк-рок, его энергия показалась мне параллельной рокабилли-музыке. Нравиться вам это или нет, она на нас сильно повлияла. Я помню, когда вышла та самая, первая пластинка Sex Pistols, я сказал «Вау, рок-н-ролл вернулся». Он мог быть более тяжелым по звучанию, но та же самая энергия вернулась.

Крис Чейни: Я видел вас, парни, играющими на Hootenanny в 2003 году. Я никогда не забуду, как вы вышли на сцену и сыграли так, как будто ваши жизни зависели от того, как хорошо вы отыграете. Наверное, всегда должен ощущаться голод, чтобы показать себя, когда бы вы ни выходили на сцену. Вы думаете об этом или это чувство само приходит к вам, как только вы начинаете играть первую песню?

Брайан Сетцер: Ты знаешь, кто такие Stray Cats? Это три парня, которые выросли в одном квартале. Я знаю все о Джиме и наоборот, и он не собирается производить на меня впечатление. Я хорошо помню, как его побили на школьном стадионе! У каждого из нас есть что-то друг на друга. И между нами на самом деле есть химия - когда мы выходим на сцену, что-то происходит. И во многом это происходит потому, что мы выросли почти на одной улице.

Кажется, что именно поэтому супер-группы никогда не срабатывают. Просто потому, что ты соединяешь супер-классных музыкантов вместе, еще не значит, что между ними возникнет эта химия.

Крис Чейни: Когда вы в туре, что вы делаете, чтобы развлечься? В автобусе, по-моему, довольно скучно.

Брайан Сетцер: Мы берем с собой бейсбольные мячи, потсоянно пытаемся придумать что-то в дороге, чтобы оставаться активными. Ведь так легко соскочить на пиво, а потом переходишь на виски. Это простая ловушка, а люди гадают, почему рок-н-роллеры на это съезжают –на самом деле, пьянство происходит просто от скуки.

Крис Чейни: Ты выходишь на сцену и думаешь: «Блин, последняя стопка была лишней».

Брайан Сетцер: Даже в Париже я бывал на Эйфелевой башне чаще, чем французы. Фокус в том, чтобы держать себя занятым, делая что-то продуктивное.

Крис Чейни: Немного отвлечемся от Stray Cats. С Brian Setzer Orchestra ты добился огромного успеха, даже больше, чем достигли Stray Cats: несколько премий Грэмми, миллионы пластинок, целая линия «Гретчей» названа в честь тебя – чего еще можно достичь?

Брайан Сетцер: Я скажу тебе, чем я хочу заняться в следующем году, после австралийского тура. Я хочу поехать в Нэшвилл и написать пару хороших песен. Это на самом деле означает следующее. Писать партитуры для биг-бенда – масштабный проект, который требует много времени. Для этого я пожертвовал написанием песен. Я не писал новых песен несколько лет! А в Нэшвилле есть пару песенников, с которыми я хотел бы засесть за работу. Я не знаю, будут ли они со мной работать, но я хотел бы написать дюжину реально хороших песен.

Крис Чейни: Ты фан Джимми Вебба? Я люблю песни Глена Кемпбела. Этот стиль написания меня просто прибивает.

Брайан Сетцер: Я люблю Вичиту Лайнмен. Я люблю Глена Кемпбела. Он никогда не упоминается в прессе, но он такой классный гитарист.

Крис Чейни: Он феноменален. Он один из тех парней старой школы, который может делать все, он просто прикалывается, когда играет на гитаре. Он, наверное, может даже починить твои часы.

Брайан Сетцер: Была смешная история: Джо Страммер из Clash и я решили отдохнуть. Мы слушали однажды Вичиту Лайнмен и Джо сказал: «Это песня про кокаин, это лайнмен (тот, кто делает дорожки)». Я возразил, что лайнмен - это тот, кто проводит телефонные линии. А Джо сказал: «В том-то и прикол, он хочет, чтобы ты так думал, но песня на самом деле о кокаине». Я обожаю эту историю. Джо был веселым чуваком. И отличным другом.

Крис Чейни: Я люблю Clash за то, что они не придерживались правил панк-сцены. Они хотели быть классной рок-н-ролльной бандой. Они пришли из панка, но вплели разные элементы в свою музыку. И это сделало их наиболее классной из панк-групп.

Брайан Сетцер: Они были единственной бандой в панк-роке, которая писала песни. В рокабилли-музыке Stray Cats писали отличные песни. У большинства групп есть это Go Cat Go. И дальше этого они не идут. Вы, парни, пишете отличные песни, и поэтому вы там, где вы есть.

Крис Чейни: У меня всегда была идея, что музыка должна звучать хорошо на акустической гитаре, и не надо выкручивать громкость, чтобы песня отлично звучала, она должна трансформироваться в любую форму. Я думаю, что не надо сходить с этого пути, музыка должна звучать только лучше, когда ты подключаешься.

Брайан Сетцер: Ваша группа действительно делает музыку и сделала что-то существенное, так что снимаю шляпу. Я всегда хотел сказать это тебе, Крис. Вы сделали что-то уникальное со звуком. И это проблема сегодня, все хотят сделать звук таким, как это звучало в 1955 году.

Крис Чейни: Спасибо. Я ценю это. Мы пришли из рокабилли, и мы работали на очень традиционной сцене. Но мы очень рано поняли, что хотим продвигать нашу музыку дальше, чем просто придерживаться так называемых правил. Вы, парни, были стимулом и сильно повлияли на нас.

Брайан Сетцер: Спасибо, чувак.

Перевод - Стасон (Poison Bar)

Посмотреть, как Brian Setzer Orchestra исполняют "Pipeline":

пятница, 19 июня 2009 г.

«Riding the Snowy Wave» (2007, СОЮЗ)


1. Cat Mobile - Messer Chups
2. Molodezhnaya - Валерий Шаповалов
3. Long Way Home - B-Sea Surfers
4. Somnambulistic Dance By Oneself - Electric Gurus
5. Whores - Bombers
6. Shot To Death In Woody Creek - The Vivisectors
7. Элексир - Бивни
8. Стафф № 2 -Гаражные гитары
9. Spaghetti - Lost Pelicanos
10. Blood Hot Eyes - Hula Hoop
11. Tornado - The Rattlesnakes
12. Summer Twist - Тимур Поповкин
13. Surf - Barbulators
14. DJ Jekill & Mc Hide - Freak's Tricks
15. Comanch (Live) - Мистер Твистер
16. Old Friends - Роман Попов
17. Paultergeist - Smoking Bulldozers
18. Hey, Let Me Go - Propellers
19. Мега хит - Los Kosmos
20. French Fries - Радио Рио
21. Lost Cowboy - Kim And Buran
22. Cha Cha Boom - Spoilers
23. Lonesome Boatman - Бэлфаст
24. Mission Is Spain - Top Secret
25. Ol Surf - Big Frozen Cats
26. Along The Cattle Guard - Spootniks
27. On Bends - The Catafalque

«Riding the Snowy Wave» - первый российский сборник музыки в стиле серф. Это шикарно изданный покровителем серфа всея Руси Артемием Кивовичем Троицким дигипак, укомплектованный буклетом и плакатом, потешно оформленный и охуительно звучащий даже на самых дешевых колонках.

Открывает диск «Cat Mobile» трио Messer Chups - трек, хорошо известный по альбому «Zombie Shopping», а закрывает группа Catafalque, ранее известная как Greenmen. Их трек «On Bends» – один из самых оригинальных на сборнике.

Пройдемся вкратце по оставшимся 25 трекам.

«Молодежная» Валерия Шаповалова (он же Valerock, он же «Лимонадный Джо») живо вызывает в памяти саундтрек из культового мультфильма «Ну, погоди!». Несколько схожи по комсомольскому настроению «Бивни» (трек «Элексир»), вот только звучание у них более оригинальное, действительно похожее на тот серф, который все мы так любим.

Патетическое «Торнадо» от Rattlesnakes могло бы звучать как музыка из спагетти-вестерна, но вызывает в памяти скорее югославские фильмы «про индейцев» с Гойко Митичем в главной роли. Так и представляешь себе, как мчатся под эту музыку индейцы на помощь своему краснолицему брату. Но это мелочи, Rattlesnakes мы любим и любим их слушать.

Как всегда, бесподобны Bombers (трек «Whores») и Hoola-Hoop, безмерно порадовали Big Frozen Cats из Мурманска – надеемся в скором времени представить вашему вниманию интервью с этой замечательной группой.

«Мистер Твистер» исполнили «Команчей» так, как и подобает легендарной группе играть легендарную песню.

Трек «Somnabulistic Dance by Oneself» проекта Electric Gurus – очередная инкарнация «Вивисектора» Миши Антипова, чье творчество представлено на сборнике просто исчерпывающе. (Здесь и Vivisectors, и великолепные «Гаражные гитары» с бессменным мамоновским гитаристом Алексеем Бортничуком.)

«Somnabulistic Dance by Oneself» представляет собой координаты направления, в котором билли-музыка в целом и серф в частности может развиваться в ближайшее время. По крайней мере, предпосылки есть. Еще лет 10 назад Ероен Хаамерс говорил в одном из интервью, что он видит будущее сайкобилли в пересечении с техно и электроникой – только пока слабо себе представляет, как это можно сделать.

Не менее смело и оригинально звучит группа Los Kosmos, также широко использующая электронику («Мега Хит»). Правда, трек проекта Freak’s Tricks более органично смотрелся бы в сборнике «Нож для фрау Мюллер Presents», нежели в подборке музыки в стиле серф.

А вообще сборник замечательный, ждем с нетерпением второй части.

среда, 17 июня 2009 г.

Интервью с группой Stressor


ЛУЧШИЙ АНТИДЕПРЕССАНТ – ЭТО STRESSOR

На данный момент «Стрессоры», бесспорно, лучшая neo-rockabilly/old school psychobilly группа на территории России. Stressor на сцене - это зрелище одновременно гипнотическое и будоражащее. Не говоря уже о том, что выпущенные на Crazy Love Records диски «Burn Out!» "Red Hot Rocket" произвели сильное впечатление на всех, кто понимает толк в настоящей музыке.

В общем, встречайте: вокалист Андрей Рублев и гитарист Тарас Савченко.

Начнем с невероятно тупого вопроса. Как вы дошли до жизни такой?

Тарас Савченко: Все началось с пластинки Элвиса. Это была советская пластинка из серии «Архив популярной музыки». Называлась она «Все в порядке». Не забывай, что живем мы в Туле, и до конца девяностых дела с новыми записями обстояли очень плохо. О чем можно говорить, если первую «Сайко атаку» мы впервые услышали в 1998 году.

Какие группы и исполнители, кроме Элвиса и великолепного набора команд с первой «Психо атаки», оказали на тебя влияние как на музыканта?

Тарас Савченко: Так или иначе, на меня, как на гитариста, повлияли многие парни из 50-х, особенно Клифф Геллап. Из современных гитаристов мне близок по духу Ероен Хаамерс. В юности меня завораживал ранний Стас Богорад.

А как ты относишься к тому, что The Meantraitors делает сейчас?

Тарас Савченко: Я с трудом воспринимаю сегодняшних The Meantraitors.

Андрей, а какая музыка оказала на тебя влияние?

Андрей Рублев: Можно сказать, что все понемножку. Но конкретного влияния я не испытывал – все шло как-то само собой, изнутри. Все зависит от песни, от чувств и переживаний, которые ты испытываешь вместе с героем.

Какие ваши источники вдохновения?

Андрей Рублев: Весна, например. Да все, что угодно!

Тарас Савченко: Иногда это комиксы, трэш-фильмы 50-х.

Скажи мне, как киноман киноману, какие твои любимые треш-фильмы?

Тарас Савченко: «Вторжение похитителей тел» (но не современная версия, вы же понимаете!), «Вторжение людей-блюдец», «Дьявольская женщина с Марса»... Смотришь эти фильмы, и панический страх охватывает, потому что реально веришь. Хотя прекрасно знаешь, что это бутафория, что это колпаки от машин по небу летают, а не тарелки… Но все это снято с такими удивительными эмоциями, что никто и никогда этого не повторит!

Вы одна из старейших действующих рокабилли-групп в России. Почему ваш путь к признанию был столь долгим?

Андрей Рублев: Названию группы исполняется 15 лет, из которых шесть лет мы не играли вообще. Все это время группа не покидала Тульскую губернию, где достигла пика популярности к концу 90-х. На концерты Stressor в те времена приходило до 500 человек. Собравшись в 2004 году в нынешнем составе, мы начали с того, что записали и издали материал на русском языке, написанный еще в 90-х. (Альбом «Russia'n'Roll» 2007 года.) И только после этого появился тот Stressor, который ты видел на «Вибухе». Мы ведем отсчет именно с 2004… Так что для нас все только началось!

А чем сейчас занимаются ребята из старых составов?

Андрей Рублев:
Дмитрий Быков раньше играл на барабанах, теперь он контрабасист. Олег Горбунов отошел от дел. Николай Романов что-то поигрывает, но мы давно уже с ним не виделись.

Как сложилось ваше сотрудничество с Crazy Love Records?

Андрей Рублев: Мы разослали копии «Burn Out!» нескольким европейским лейблам и первыми откликнулись Crazy Love. Они предложили хорошие условия, и мы согласились.

Тарас, как возникла идея проекта The Surfaces?

Тарас Савченко: Это студийный проект, и больше никто из Stressor не принимал в нем участия. Все инструменты, кроме органа, записывал я сам. The Surfaces - это мои эксперименты в инструментальной музыке.

Какие перспективы издания альбома «Dangerous Exchange»?

Тарас Савченко: Изданием альбома я пока не занимался, но планирую.

А планируешь дальше развивать тему серфа?

Тарас Савченко: Для меня тема серфа, пожалуй, исчерпана.

С кем вы дружите из украинских и российских команд?

Андрей Рублев: Поддерживаем дружеские отношения с Beat Devils, Spootniks, Alligators, Smokin Booldozers и Bollox Quiffz! Из украинских - «Руки в Брюки», они бывают с концертами в Туле.

Что вы посоветовали бы молодым музыкантам в плане того, как правильно выдерживать баланс между группой, работой и семьей?

Тарас Савченко: Для меня на первом месте, конечно же, семья и работа, а потом уже дела группы. Все зависит от того, чего вы хотите добиться и чем для вас является музыка - хобби и возможность подзаработать или единственный источник дохода. Тут все просто!

Как решаете конфликты?

Андрей Рублев: Члены группы - разные люди со своими амбициями, и надо уважать мнение каждого. Все конфликтные ситуации рассматривать трезво или превращать в шутку….

Тарас Савченко: А мы сразу в драку. (Смеется.)

(с) Plan 9

Прослушать композицию Stressor "Birdman":



Прослушать композицию Surfaces "Immersion":



Посмотреть концертное видео:

воскресенье, 14 июня 2009 г.

GULAG TUNES "Мелодии любви" (2008, Группа СОЮЗ)


01 Дельфиненок
02 Дура
03 Маруся отравилась
04 Бродяга
05 Моя красавица
06 Огонек
07 Воровка никогда не станет прачкой
08 Вьюжится от холода ночь
09 Варяжская
10 Течет речечка
11 На Молдаванке
12 Показания невиновного
13 Журавли

Вот и третий долгожданный Gulag Tunes, записанный еще в 2007 году, появился на прилавках и, как водится, в Сети. Называется он «Мелодии любви» и на обложке диска работы самого Михаила Антипова красуется, кто бы сомневался, дорогой Леонид Ильич.

Если исходить из концепции, продолжение серии вполне возможно, потому что физиономия как минимум одного генсека осталась незадействованной – да и неперелопаченного материала, по идее, хватает. С точки зрения логики, пора ставить на третьей части проекта точку.

На мой скромный взгляд, первый диск оказался наиболее удачным. Две последующие, включая «Мелодии любви» - отличные работы, но они воспринимаются в качестве вариаций однажды найденной, невероятно удачной темы. Третий диск отличает практически полное отсутствие семплов и две прекрасные вещи – «Моя красавица» и «Показания невиновного». Получился мастерский, ровный, отлично сыгранный, но при этом отдающий легкой прохладцей диск. Что мне не мешает, впрочем, слушать его и переслушивать.

среда, 10 июня 2009 г.

Интервью с Полом Романом (The Quakes)

«ХУДШЕЕ, ЧТО МОЖЕТ БЫТЬ – ЭТО ВЫСТУПЛЕНИЯ ПЕРЕД 16-ЛЕТНИМИ ДЕТЬМИ»

The Quakes начинали в 1986 в городе Баффало, штат Нью-Йорк. Еще будучи подростками, они распродали все самое ценное, что у них было, и отправились в Лондон – во что бы то ни стало добиться успеха. Двадцать с лишним лет спустя гитарист и вокалист Пол Роман все еще стоит во главе The Quakes – группы, которая справедливо считается одной из наиболее ранних и влиятельных команд американского psycho.

Когда ты собрал The Quakes, думал ли ты, что группа доживет до 23-летнего юбилея?

Да. Я всегда знал, что мы станем знаменитыми рок-звездами. (Смеется.) Даже если бы мы не научились играть как следует, мы бы все равно стали великими.

За эти годы группа пережила многочисленные смены состава, люди приходили и уходили.

Я требую, чтобы ребята, с которыми я играю, знали песни наизусть и выкладывались на концертах на 100%. Когда я вижу, что они опять совершают те же ошибки, и не делают ничего для того, чтобы измениться к лучшему, мы расстаемся. Я хочу играть с серьезными ребятами, которые не рассматривают турне в качестве рок-энд-ролльного приключения. The Quakes слишком много для меня значат.

Psychobilly очень сильно изменился за эти годы. Ты по прежнему воспринимаешь The Quakes как сайко-группу?

Абсолютно! Какой еще категории мы можем соответствовать? Мы никоим образом не рокабилльная группа. Psychobilly всегда давал много возможностей для стилистических вариаций, это всегда была сцена для исполнителей с широким кругозором – в отличие от рокабилльной сцены, которая всегда четко различает, что является рокабилли, а что нет.

Чем твой сольный проект Paul Roman Three отличаются от того, что ты делаешь в The Quakes?

Paul Roman Three я создал, когда жил в Финляндии. По большей частью мы исполняли песни The Quakes – включая несколько вещей, которые впоследствии вошли в альбом «Psyops». Это проект прекратил существование после того, как ребят арестовали в Германии – они выбросили телевизор в окно и разгромили номер. Такое поведение, конечно, в духе легенд рок-энд-ролла, но эти ребята оказались настоящими говнюками: ведь промоутер поселил нас в действительно хорошей гостинице и всячески заботился о нашем комфорте. У меня из-за них были неприятности.

The Quakes сравнивали со Stray Cats. Насколько они повлияли на тебя?

На самом деле, очень сильно, так же, как Polecats и Rockats. Благодаря им мы нашли свой собственный стиль. Я по-прежнему люблю пересматривать старые концерты Stray Cats, записанные в ранние восьмидесятые.

Насколько ваши концерты в США отличаются от выступлений в Европе и Японии?

В Европе нас всегда ожидают большие толпы фанатов, и я надеюсь, что там для нас всегда найдется место. Японская публика сильно загнила с тех пор, как мы играли перед ними первый раз, в начале 90-х. Я думаю, что со временем выступать в Америке будет все лучше и лучше. Выступления в Лос-Анджелесе всегда были замечательны. Я очень люблю Техас – Чикаго, Баффало.

А вообще, худшее, что может случиться – это выступления перед 16-летними детьми. Мы всегда играли для аудитории, которая была старше нас. Еще до того, как мы начали пить, мы выступали в барах. Сейчас у меня очень много времени занимает поиск музыкантов, которые хотят играть и располагают для этого временем. Но большинство из них молодые ребята, а я хотел бы работать с музыкантами своего возраста.

The Quakes никогда не играли на западном побережье до турне «American Nightmare». (Я был на вашем выступлении в мае 2003 года в Помоне, Калифорния - это был действительно великий концерт!) Ты ожидал чего-то подобного от местных фанатов?

Я был просто потрясен! Я помню, что в тот день я беседовал с Nick 13 о предстоящем шоу, и он спросил меня, собираемся ли мы играть «Stick to your Guns». Я ответил, что не планируем, но он сказал, что мы обязательно должны сыграть эту вещь. И когда в тот же день мы сыграли в Лос-Анджелесе «Stick to your Guns», все присутствующие пели вместе со мной! Я было просто потрясающе.

С тех пор The Quakes выступали на западном побережье еще несколько раз, и каждый раз во все больших залах. Армия ваших фанатов на западном побережье растет?

Последнее время мы выступали не в очень хороших залах – тот же клуб The Knitting factory продался, они не захотели выделить нам большой зал. Я не хочу иметь дела с Лос-анджелесскими промоутерами: самому заниматься организацией концертов очень тяжело, но все же вполне по силам. В последний раз мы играли в Голливуде в Key club’е, так промоутер сократил время нашего выступления, и мы отыграли всего 8 песен. Нет, уж лучше самому организовывать свои выступления!

Кто занимается вашим сайтом www.thequakes.com?

Я сам! Я не хотел зависеть от кого бы то ни было, а потому купил программное обеспечение и научился сайтостроению. Не скажу, что сайт великолепен – работает, и хорошо.

Многие группы используют аккаунт на MySpace в качестве своих официальных страничек. Что ты об этом думаешь?

Я был очень зол, когда появился MySpace. Я столько времени потратил на создание своего сайта, а тут появляется этот MySpace, который каждый может себе завести.

А что ты думаешь о закачке музыки из Интернета?

Во времена Napster’а я качал музыку так же, как и все. Теперь, когда у меня есть свой собственный лейбл, я вижу обратную сторону этой проблемы, и могу аргументировано изложить обе точки зрения.

У меня есть более серьезная проблема - YouTube. Я не понимаю, почему люди думают, что они могут пойти на концерт, снять его на видео и повесить в Интернете. На протяжении турне, которые мы проводили в последние годы, мы запрещали видеосъемку в зале. Но люди все равно снимали наши концерты и вывешивали в Сети – а я вынужден был разыскивать эти файлы и удалять. Проблема в том, что эти видео просто кошмарные по качеству звука и изображения, и мы ничего не можем с этим поделать. А что, если ты скверно провел ночь и выглядишь на сцене не лучшим образом? Я не хочу потом смотреть на это безобразие в Интернете. Это безумие, когда люди думают, что они могут делать, что хотят, а артист не имеет никаких прав.

(с) Dead Boy Production, перевод - "План 9"

Посмотреть концертный ролик "Psychobilly Jeckyll and Mr. Hyde":

вторник, 9 июня 2009 г.

Интервью с Gein and the Graverobbers



«МЫ СЧИТАЕМ СЕБЯ НАСЛЕДНИКАМИ ДИКА ДЕЙЛА»

Gein and the Graverobbers - это три бостонских зомби (среди которых одна дама, откровенно косящая под Вампиру, только несколько толще), вот уже 10 лет играющих музыку в стиле horror surf.

Кто эти люди?

Это Гейн, фанат Дика Дейла, Гленна Дензига, The Phantom Surfers, Iron Maiden и Slayer. Он предпочитает читать криминальные романы и ужасы, играет на Fender American ‘62 re-issue Jazzmaser.

Майра, кроме творческого наследия вышеуказанных Гленна Дензига и The Phantom Surfers, фанатеет от The Cramps и Man or Astroman. Ее любимый фильм – хичкоковский «Психоз», а книга – «Над пропастью во ржи» Селинджера, что лишний раз подтверждает ее изысканный вкус. Играет Майра на Fender Cyclone.

Это Дамер, который не очень-то любит слушать музыку, а если и слушает, так разве что Jethro Tull. Зато список его любимых фильмов впечатляет – это и «Нечто», и «Американский оборотень в Лондоне», и «Псы-солдаты», и «Зомби по имени Шон», и так далее в том же духе. В арсенале Дамера две бас-гитары - Fender American P-bass и Fender BXR 100.

Наконец, это барабанщик Слот, который слушает Ghastly Ones, пересматривает вторую часть «Зловещих мертвецов», читает и перечитывает «Уцелевшего» Паланика – и стучит по барабанам Pearl.

Предлагаем вашему вниманию перевод интервью с лидером группы, гитаристом Гейном.

Давай начнем с истории группы.

Gein и Graverobbers были сформированы Майрой и мной зимой 1998 года, и вскоре к нам присоединился Слот. Весь 2000 год мы много выступали и выпустили наш первый «миник».

Расскажи немного о группах, которые оказали на вас влияние.

Больше всего на стилистику Gein и Graverobbers повлияли Дик Дейл, The Phantom Surfers, Iron Maiden, Slayer и ранняя Metallica.

Как ты думаешь, почему в Новой Англии появилось так много групп, исполняющих surf и rockabilly?

Здесь нужно разделять, что групп, исполняющих rockabilly, у нас больше, чем команд, играющих surf. Сейчас на бостонской сцене очень хорошо обстоят дела с rockabilly. 8 или 9 лет назад большой популярностью пользовался surf, но его популярность очень сильно уменьшилась за эти годы.

А почему тематикой их творчества становится научная фантастика и фильмы ужасов?

Действительно, много surf-групп вдохновляются научной фантастикой, но мне всегда больше по душе были фильмы ужасов. Я не думаю, что эти влияния достаточно хороши в сочетании с музыкой surf, но музыка сама ложится на те или иные тематические элементы.


Какие ты можешь назвать лучшие бостонские инструментальные группы?


Мои персональные фавориты – это Mustang Cobra и Black Pyramid.

Gein и Graverobbers заметно прогрессировали как музыканты с самого начала существования группы. Чем ты можешь это объяснить?

За эти годы наши композиции стали гораздо более сложными. Мы начинали с 2-минутных песен, состоящих из 3-4 частей, и двигались к 5-минутным песням, в чьих аранжировках ощущается гораздо больше влияния Iron Maiden, чем музыки surf. И хотя мы продолжаем играть surf, в наших записях ощущается все больше «тяжелого рока».

Как ты думаешь, чем европейская публика отличается от американской?

Мне кажется, что в Европе люди открыты любым музыкальным стилям. Во время наших выступлений никто не спросил нас, почему мы играем инструментальную музыку. Кажется, они были только рады тому, что мы выступаем без певца. Возможно, потому, что мы приехали из Америки, европейские фанаты показались нам немного повернутыми на «звездах» - постоянно просили автографы и так далее. Это было прекрасно.

Кроме Gein и Graverobbers, вы с Майрой заняты в других проектах. Кроме того, с Джеймсом Козиком из группы Crimson Ghosts ты продвигаешь свой лейбл «Necro-tone». Насколько ты занят в этих проектах и остается ли у тебя достаточно времени для Gein и Graverobbers?

Мы здорово заняты во всех наших проектах. С Ghouls Night Out и Gein and the Graverobbers Майра выступает практически во все свои выходные дни. С моим сайд-проектом Crimson Ghosts мы совершаем одно большое турне раз в год и практически не даем местных выступлений. По делам лейбла я постоянно занят перепиской по электронной почте, дистрибуцией дисков, организацией концертов и так далее, и тому подобное.


Какие твои самые любимые фильмы ужасов?


«Резня механической пилой в Техасе», «Зомби», «Suspiria» и «Ад каннибалов».


А группа Phantom Creeps еще с нами, или этот проект уже завершил свое существование?


Phantom Creeps распались пару лет тому назад. Мы с Джоном продолжаем играть в Crimson Ghosts, но, как я уже говорил, практически не выступаем в Бостоне, примерно раз в год даем большое турне и выпускаем пластинку.

Чем, на твой взгляд, Gein and the Graverobbers отличается от других групп?

Я думаю, тем, что мы – единственная surf-группа, которая действительно испытала влияние «тяжелого рока». Кроме того, мы единственная полностью инструментальная horror surf-группа – по крайней мере, среди тех команд, которые я знаю.

Сейчас я буду тебе называть группы по парам, а ты скажешь, кто тебе больше по душе - и почему? Iron Maiden или Judas Priest?

Iron Maiden. Их песни гораздо круче и технически сложнее, чем у Judas Priest. Я уже не говорю об Эдди.

Misfits или Samhain?

Samhain – их музыка гораздо более мрачная и креативная, чем у Misfits.

Dick Dale или Link Wray?

Мне кажется, я наследую Дику Дейлу, но только моя техника игры более скоростная. Среди гитаристов он повлиял на меня больше всего.

The Surfaris или The Trashmen?

Определенно Trashmen – они гораздо более угрюмые и мрачные. Кроме того, я предпочитаю более грязный звук.

Metallica или Slayer?

Если бы Metallica распалась после того, как они записали “…And Justice for All”, я выбрал бы их. Но так как этого не случилось, то я отдам предпочтение Slayer. Они гораздо более последовательны, чем Metallica – особенно в том, что касается выпуска действительно хороших пластинок.

Посмотреть концертное видео:

понедельник, 8 июня 2009 г.

P. PAUL FENECH «Skitzofenech» (2008, People Like You)



1. The Lost (P)
2. What Kind Of Spell You Use (To Hold My Demon Heart)
3. Thats Mean Of You Baby
4. A Bastards Advice
5. Just Killing Time
6. Nick And The Preacher
7. Im So Bad
8. This Fuckin World (Aint Big Enuf)
9. So Gaddamned Hot
10. One Eyed Jacks
11. Inselaffen (Stand Your Ground)
12. Damned Happy
13. Ring Of Fire
14. 32 Nightmares

В одном из своих интервью Папаша Финик признается: «Когда появляется рокабилльная вещь, которая не подходит для The Meteors, я откладываю ее для альбома Raw Deal. А если она слишком уродская - для сольника».

Что он подразумевает под уродским – спишем на трудности перевода или же особенности мышления сайкобилльного Отче, которое не осознать нам, простым смертным. Факт, который невозможно оспорить, заключается в том, что «Skitzofenech» - невероятно шикарная работа, просто пир для залитых пивом и шнапсом ушей, в котором тонко сплелись psycho и country с небольшой долей industrial’а в аранжировках. Только не слишком увлекайтесь выпивкой перед прослушиванием, чтобы в должной мере вкусить все ритм-машинки, банджо и женские бэк-вокалы, которые обрушатся на вас из колонок, никоим образом не позволяя усидеть на месте.

И пускай Финик здесь не открыл для себя Америку (те же индустриальные элементы давно и с успехом использовали в своей фантастической музыке Reverend Horton Heat), альбом слушается необычайно мощно и свежо.

Прослушать композицию "What Kind Of Spell You Use (To Hold My Demon Heart)":

пятница, 5 июня 2009 г.

Интервью с Юрием Сутковым (RattleSnakes)

«СЕЙЧАС ЛЮДИ БОЛЬШЕ ЛЮБЯТ СЕБЯ В МУЗЫКЕ, А НЕ МУЗЫКУ В СЕБЕ»

Лидер легендарных Attrackars и не менее уважаемых RattleSnakes рассказал «ПЛАНУ 9» о новом составе «Гремучих Змей», о том, что ему очень нравятся наши Wize Guys, о своих испанских корнях, о том, каково играть на одной сцене с Марком Харманом и наблюдать, как под твою музыку отплясывает сам Квентин Тарантино.

О зарубежных поездках.

Были несколько раз в Финляндии – первый раз в 1999 году, в 2005 выступали в городе Пори в клубе «19» и на фестивале в Рухиярви. Компания подобралась отличная – Barnshakers, The Greesers, 20 Flight Orchestra, Big Sandy и Roadracers. В том же 2005 году выступали на rockabilly-фестивале в чешском Румбурке, вместе с легендами английского рок-н-ролла Крисом Блеком и Бобом Бержессом (экс-Matchbox).

Понравилось больше всего в Финляндии, хотя в Италии нас тоже очень хорошо принимали. Да и в Чехии тоже. А вообще, трудно сказать, потому что в отличие от наших слушателей, иностранцы очень позитивно принимают всех музыкантов: раз ты играешь, ты уже молодец, уже герой!

Все намечалось, да как-то не сложилось никак выступить в Киеве. То Красноокие обещали, то еще кто-то, но по разным причинам не состоялось. Хотя я в начале 90-х тусовался у вас с Razefit, но, видать, не судьба…

О совместных выступлениях с Марком Харрманом.

В одной программе мы играли со многими командами. Но именно так, чтобы играть песни известного музыканта с ним вместе на одной сцене – такого больше не было. Причем Restless, как и Stray cats, всегда была моей любимой группой, и я мог только когда-то мечтать о том, чтобы играть с Харманом.

Марк Харман, как и Брайан Сетцер, считается в рокабилльном мире одним из первых музыкантов в этом стиле. За те четыре дня, когда мы общались, я очень много узнал о гитарной игре и вообще о музыке. Но самое главное – это огромный позитив, исходящий от этого человека. На первую репетицию с легендой английского rockabilly мы пришли немного напряженные, и Марк, видя наше состояние, сразу сказал: «Расслабьтесь, парни». И нас сразу отпустило – работа пошла как по маслу, и когда мы прощались, у меня было такое ощущение, что мы расстаемся с родным человеком.

Если говорить о гитаристах, которые повлияли на мою манеру игры, то это Клиф Гэллап и Эдди Кокрейн. На самом деле, в разное время были разные влияния. Кроме rockabilly-музыкантов, я всегда слушал много испанцев наподобие Пако де Люсии, Фелисьяно. Кубинцев – Кампайя Сегунду и других.

О своих кубинских корнях.

Сам я наполовину кубинец, мой папа живет в Гаване, у меня с 3 лет кубинский паспорт. В детстве мы с матерью прожили на Кубе полтора года, и когда я слушаю Buena Vista – это мое детство, я чувствую в них много родного мне.

Мой дед еще в 30х годах переехал с семьей на Кубу из города Лас Пальмас в Испании. Так что можно сказать, что у меня испанские корни. В детстве я свободно говорил на испанском. Правда, после возвращения с Кубы я стал забывать язык, а так как связь с отцом прервалась на целых 26 лет, то я совсем забыл испанский. Снова заниматься языком я начал только в 20 лет.

Так что когда я спустя годы встретился с отцом, мне не было стыдно за свой испанский, хотя отец неплохо знает русский. Кстати, во время моей последней поездки на Кубу мы сделали с отцом много красивых песен – на мою музыку и его тексты. Есть мысль все это записать.

Об украинских группах.

Ты знаешь, по энергетике и по качеству игры игре мне понравилась харьковская группа Wize Guys - мы приглашали их в Москву на наше party. И не пожалели об этом, потому что выступили они просто здорово!

О том, как на концерт RattleSnakes заглянул Квентином Тарантино.

Да, это было как во сне – но это действительно произошло со мной! И действительно, на мой вопрос: «Did You Like Our Music, Quentin?», Тарантино ответил: «Й-е-е-е! Супер групп!» Для меня это была очень высокая похвала! Весь концерт он приплясывал, разбрызгивая пиво из пластмассового стаканчика. Актер Дэвид Керредайн, который тоже там был, тоже танцевал, даже медленные танцы – правда, со своей девушкой-американкой.

К сожалению, нам не удалось пообщаться с Тарантино, потому что кроме его лысых якудз-охранников, в клубе были еще и наши мордовороты, которые не дали нам близко подойти, даже сфотографироваться. Я потом всю ночь не мог заснуть, пребывал в эйфории.

(с) План 9

вторник, 2 июня 2009 г.

IMELDA MAY «Love Tattoo» (2008, Blue Thumb Records)



1. Johnny Got A Boom Boom
2. Feel Me
3. Knock 1 2 3
4. Wild About My Lovin'
5. Big Bad Handsome Man
6. Love Tattoo
7. Meet You At The Moon
8. Smokers' Song
9. Smotherin' Me
10. Falling In Love With You Again
11. It's Your Voodoo Working
12. Watcha Gonna Do

Если говорить об альбомах, которые каждый из нас просто обязательно must have, то четвертый релиз Имелды Мей «Love Tattoo», безусловно, находиться в первой строчке этого дивного списка.

«Она вырывает сердце своим слушателям», - предостерегает слушателей Имелды Мей сайт . Урожденная ирландка Имелда играючи собирает полный зал в Альберт-холле, она выступала на одной сцене с такими «топовыми» артистами, как Элвис Костелло, Брайан Ферри и Scissor Sisters. А в прошлом году Имелда дебютировала в Голливуде, записав песни для гангстерского фильма «Темные улицы».

Мей обладает огромным драматическим талантом - каждый номер альбома разыгран как мини-спектакль. Певица с одинаковой легкостью смешивает в своей музыке rockabilly, blues и jazz. Но при этом стилистическое разнообразие отдельных треков, будто паззл, легко собирается в цельный альбом, который представляет собой вполне законченное произведение. Разбирать отдельные треки особого желания нет – все они прекрасны, начиная неорокабилльной «Johny Got a Boom Boom» и заканчивая стилизованной под семидесятые «Watcha Gonna Do».

«Я пою с четырех лет, вся моя жизнь вращается вокруг музыки», - призналась Имелда Мей в одном из интервью. Это не совсем так. Имелда и есть воплощенная музыка.

Послушать композицию "Love Tattoo":

понедельник, 1 июня 2009 г.

Интервью с Михаилом Антиповым (Vivisector’s Gulag Tunes)


МИХАИЛ АНТИПОВ И ЕГО КОЛЫМСКИЙ SURF

Когда мы говорим «группа The Vivisectors», всерьез потрясшая всю музыкальную общественность проектом «Мелодии и ритмы Гулага» – мы подразумеваем Михаила Антипова, московского художника, композитора, гитариста и просто замечательного человека.

Играть до последнего патрона

Я начал играть давно. Уже в 1978 году я играл в школьной группе. Насколько это было возможно, мы играли punk, играли даже кавер-версии партийных хитов типа «Малой земли». Группа называлась DLZ в честь Sex Pistols. То есть это были три последние буквы названия Sex Pistols, произнесенные со смачным придыханием.

Я пытался сделать пошаговую запись. Изобрел микшер, соединив несколько одинаковых усилителей. (Смеется.) Закрывал стирающую головку магнитофона фольгой, чтобы сделать запись с наложением. Surf я начал записывать в 2000 году.

У нас с женой был небольшой проект на стихи одного такого сумасшедшего поэта Александра Ковалева. Назывался он «Последний патрон» в честь румынского фильма про комиссара Миклована. Мы старались, чтобы это был rock’n’roll с отечественными мотивами, и чтобы это не было похоже на русский рок. Потом оказалось, что у Игоря Жевтуна из «Гражданской обороны» такое же название проекта. Но при личной встрече он сказал, что они вкладывали в название другой смысл и на самом деле это два разных названия.

Троицкий, Темнов и другие

Gulag Tunes мы писали вместе с Максимом Темновым. Он прекрасный аранжировщик и знаток восточно-европейской тематики. Для The Vivisectors я все делаю сам - я имею в виду основную мелодию. Для живых выступлений

каждый участник сам себе придумывает партию. Я не лезу, например, к басисту и не говорю ему, что нужно играть. Тогда получается интересное сочетание.

Иногда я играю с Лешей Бортничуком из «Звуков Му» и Игорем Лопухиным из «Ногу свело». Они очень интересные люди, и это совершенно некоммерческие проекты. С Артемием Троицким в рамках проекта «Советское порно» записали песенку-поздравление с Новым годом.

Мы очень хорошие друзья с Los Banditos. Обшаемся с Vegomatic. Стараемся не забывать поздравлять великого Дика Дейла с днем рождения. В общем, такая себе surf family, как сказал Родригес Фламинго из Los Banditos.

Артемий Кивович Троицкий мне очень помог. Я писал дома «в стол», а он уговорил меня собрать живую группу именно к этому концерту. А познакомились мы очень просто. Я узнал, что он любит surf. И решил ему написать на электронную почту - у него есть ящик на его сайте http://www.diversant-daily.ru/. Артемий Кивович мне ответил, мы встретились, я отдал ему диск «Case history of John Doe», он прослушал и сказал, что это нужно издать.

О «Мелодиях и ритмах ГУЛАГа»

Однажды я попал в больницу, и мне там было совершенно нечем заняться. От нечего делать я слушал радио, в том числе радио «Шансон». Я подумал, что можно записать «Таганку» как инструментальную композицию, потому что мелодия очень красивая. Вернувшись домой, я записал несколько демо («Таганку», «Поспели вишни», «Бублички») и отнес Троицкому. Он перезвонил мне и сказал, что идея очень хорошая, чтобы я записал целый диск. Он еще сказал очень смешно, что сделает так, чтобы под это танцевали менеджеры среднего звена.

Н о была одна проблема - мне не давался цыганский минор. Я хотел, чтобы получилось то, что в американской музыке называют roots. Чтобы все было по-настоящему. Я пробовал записываться с разными людьми, но получалось не то. Попробовали мы и с Максимом Темновым. На гитаре он играет очень своеобразно, но... Когда мы дали послушать эту запись знакомым, народ подвыпив, плакал. Это была мелодия «По Тундре». Правда, когда ее Макс прослушал, пошутил, что это голимый Chantays. (Смеется.) Вот так все и получилось. Сейчас это один из самых продаваемых surf-альбомов в мире. (Смеется.)

Над обложками работал я сам. Идея со Сталиным возникла внезапно. А директор «Союза» сказал, что такую обложку можно и без диска продавать, будут брать. (Смеется.)

Играем Заппу

«Six Gun Surf» вышел на американском лейбле DWM, с которым мы постоянно сотрудничаем. Они издали мой диск «Hand Made by The Vivisectors», продают «Gulag Tunes». Tрибьюте Френку Заппе издал английский лейбл Cordelia Records. Очень интересный человек хозяин лейбла Алан Дженкинс. У нас на сайте www.surfmuisc.ru есть с ним интервью. Скоро будет продолжение с «гулаговской» версией «Russian Dance» Том Вэйтса. Самый популярный диск из всех, в которых мы поучаствовали, «Charlie Does Surf» - кавер-версии Clash. Там есть вещь «Safe European Home», которую мы записали вместе с питерскими Bombers.

Самое непосредственное участие мы с женой (это, кстати, она ведет наши сайты, занимается промоушеном) принимали в сборнике «Riding the Snowy Wave». По просьбе Троицкого мы собирали материалы и писали аннотации. Сейчас готовим «Riding the Snowy Wave 2».

На концертах мы играем surf-стандарты «Wipe out» и «Pipeline». Однажды телевизионный ведущий назвал последнюю «Пайп план». Вот в какой обстановке приходится работать. (Смеется.) Один раз мы играли «Willie the Pimp» с Лешей Бортничуком. Еще мы играем что-то похожее на «Smoke on the Water», чем повергаем любителей легкой музыки в шок. В будущем я хотел бы сделать что-нибудь из восьмидесятых. Например, «Abracadabra» группы Steve Miller Band. И даже спеть, наверное. А так в основном все свое стараемся делать.

Кино и немцы

У немцев прекрасное отношение к музыке, и на концертах они умеют веселиться от души. Больше всего нам понравился концерт в Дрездене. Там люди начали танцевать с первого же аккорда. Единственно, нас очень просили спеть что-нибудь по-русски... И мы пели! (Смеется.)

А самый главный источник моего вдохновения – это кино. Очень люблю смотреть фильмы. По возможности, смотрю несколько фильмов в день.

Своими руками

Я все записываю дома. Есть такая хорошая фишка - писать дома, не завися от звукорежиссеров, у которых всегда есть собственное мнение. Дома можно делать все не спеша, продуманно. Вещь приходит - и ты ее записываешь.

Все старые альбомы, записанные в 2001-2003 гг – до того, как был издан «Case History of John Doe» - я хочу переписать по-новому. Планирую сделать это с ребятами, с которыми сейчас играем.

Я люблю слушать звук перегруженной гитары. Считаю красивым звучание фузза, дисторшна. Из музыки слушаю garage и surf, Интернет-радиостанции, которые мне жена на компьютере заводит. Музыку слушаю урывками. Меня больше интересует звук, чем сама музыка. Это такое проклятие. (Смеется.)

Я перепробовал много гитар, был большим фанатом самых дешевых. Но теперь у меня мексиканский Fender, и он мне очень нравится. Недавно поменял датчики и колки – инструмент стал просто само совершенство. Использую примочки Ibanez Tube Screamer, Tremolo Marshall. Корейский Delay Belcat удивительно хорош за свои деньги. «Втыкаюсь» в транзисторный комбик Randall – звук меня устраивает. Вообще я доволен тем, что у меня есть, но всегда хочется чего-то еще. Вот недавно начал осваивать Electribe Korgв качестве сэмплера и драм-машины для живых выступлений. В Германию ездил с гитарным синтезатором Roland. Он дополнял наше звучание электроорганом и аккордеоном.

Пахом

Сергей Пахомов прекрасный актер. Он снимался в андерграундных фильмах «Пять бутылок водки», «Зеленый слоник», даже в сериалах снимался. Он очень хороший художник. Я хотел записать его реплики для третьего альбома Gulag Tunes, но его слова настолько самодостаточные, что когда я начал готовить сэмплы, то понял, что это должен быть отдельный проект. Вот так и получилось, что третий Gulag Tunes практически без сэмплов.

Продолжение проекта «Пахом и Vivisectors» будет обязательно. Нужно видеть Пахома вживую. Надеюсь, что нам удастся приехать в Украину, и вы его увидите.

На посошок!

Я люблю крепкие напитки: водку, джин, виски, ром. Но сейчас не пью вообще. Хочется много всего сделать, а алкоголь у меня лично отбирает очень много времени.

(с) «ПЛАН 9»

Прослушать композицию "Гоп со смыком":